НА ГЛАВНУЮ

К ТЕКСТУ "ПОЭМЫ"

ОБ АВТОРЕ ПРОЕКТА

ССЫЛКИ

ИСТОРИЯ



PRO DOMO MEA

Первая редакция

Вторая редакция

Третия редакция



Анна Андреевна Ахматова





<ИЗ БАЛЕТА «ТРИНАДЦАТЫЙ ГОД»>



I



<1>На тёмной сцене освещён только стол – два прибора. «Consecrated candles are burning»*. Ч. – спиной к зрителю в диной чёрной шали [вроде как в трауре] сидит, облокотившись на стол. Часы. – Без пяти полночь. Разговор с непришедшим. (Он – портрет или бюст, или тень). Звонок. Всё меняется. Стол во всю сцену – огромный пиршественный зал. Толпа ряженых. Все танцуют: Демон, Дон Жуан с окутанной трауром Анной, Фауст (старый) с мертвой Гретхен, Верстовой Столб (один), Козлоногая ведёт вакхическое шествие, как бы на чернофигурной вазе. Х. – отрекается от всех и больше всего от себя самой, молодой, в воспетой шали. «Гость из Будущего» выходит из одного зеркала, traverse la scene ** и входит в другое. Все в ужасе. Банальнейший танец, Коломбины, Арлекина и Пьеро. Ложное благополучие. Придворная «русская». [«Лишняя Тень»]. Хиромант или Распутин и все вокруг него. [Во фраке, хромает]. Показывает всем их будущее, т.е. предчувствие наводнения, Дон Жуану – Командора, «Фаусту», ещё старому, - Мефистофеля, Клеопатре – змеек и т.д.
А ещё призрак Настасьи Филипповны.
Вдруг появляется на голову всех выше в чёрном плаще, в маске. Лишняя Тень отказывается ему гадать, тот настаивает, в глубине сцены возникает на мгновенье сцена самоубийства. Сбрасывает плащ, снимает маску – это драгун-мальчик. Он на коленях перед О. дарит ей рукопись. Потом берёт её на руки и уносит. Её портрет. Х. – перед портретом. Новый стук. (На мгновение мандельштамовский Петербург 1920 г.+ Полу-Венеция, полудекорация Гонзаго. Театрально до одури. («Пышно взбиты шифоньерки лож».) Страшно. Всё на местах – вплоть до вывесок, а внутри уже ничего. Что-то отсюда проникло в поэму.
Кто-то страшный заглядывает в окно два раза. Видение: мёртвый драгун «между печкой и шкафом».

___________

*Горят священные свечи (англ.)

**Пересекает сцену (фр.)

+Нет, это не 20-ый, а 41-ый:yачалась первая бомбёжка – все давно умерли.




--●--




Или



I.




<2>Часы справа – накрытый стол – два прибора…
Спиной к зрителю [автор] она. Сцена с отсутствующим собеседником… Звонок… Вход масок. На неё надевают чёрное домино, в котором она остаётся всё время. Среди них кто-то [с тимпаном и Козлоногая…]+. Всё вокруг преображается. С небольшой свитой тот, кто хром и любезен… Как призрак, походит высокая в [турецкой] кружевной шали.
Лирическое отступление – Гость из Будущего– (он один во фраке и без маски) – во всех зеркалах…Танцует со всеми. Лишняя тень – без лица и названья (страшная). 2 поэта в масках – Демон и Верстовой Столб. Общий бред, требование героя. Мнимая встреча. Голова m-me Lamballe и ещё кто угодно. Мнимая встреча героя, которая кончается тем, что все убегают.

На портрете дама в чёрном и маске. (Одно мгновение) (Кто?) <…>
Лирическое отступление: Взлетает второй занавес. Лестница, по которой идёт драгун, видит., как Коломбина прощается с кем-то. Целует её прощаясь – даёт ей розу. Её вопль – не надо!
Темнота. Снова комната автора, но без пиршественного стола. Виденье. Обморок.
Говорят, это скорее киношный сценарий, чем либретто балета.

___________

+Козлоногую из давно не существующего грота приносит Фавн.




--●--




<3> Гости Клюев и Есенин пляшут дикую, почти хлыстовскую русскую. Демон. Она вся – ему навстречу. Чёрные розы. Первая сцена ревности драгуна. Его отчаяние. Стужа заглядывает в окно. (Бяка – предчувствие Стравинского.) Куранты играют: «Коль славен…»
Духи Rose Jaquemineau. Хромой и учтивый пытается утешить драгуна, соблазняя чем-то очень тёмным. («Башня», Вяч. Иванова) – [Лишняя Тень]. Хромой и учтивый дома. Античность. Оживает Пергамский алтарь. Эдип – Антигона. Проклятье. Языческая Русь (Городецкий, Стравинский «Весна священная», Толстой, ранний Хлебников). Они на улице. Таврический сад в снегу, вьюга. Призраки в вьюге. (М.б., даже – двенадцать Блока, но вдалеке и не реально.)



И пустыни немых площадей,

Где казнили людей до рассвета.



Дальше поэма перерастает в мои воспоминания, которые по крайней мере один раз в год (часто в декабре) требуют, чтобы я с ними что-нибудь сделала.


Это бунт вещей,

Это сам Кащей,

На расписанный сел сундук.




--●--




<ВОСПОМИНАНИЯ>



<4>Сцена повернулась. Лебеди царскосельские (чёрные австралийские в маленьких прудах). Царское Село. Дворец, парк (в первый раз – трагический), лестница Камерной галереи. Всё под снегом. Хоровод Муз – хор теней – (слова).




--●--



<5> Две тени. Царскосельская античная феерия. Фонтанный Дом 1941. Ночь. Спиной к зрителю Тень (икс) на больших белых листах что-то пишет и бросает в живой огонь. Клён в окне. Звезда. В зеркале – Гость из Будущего – замурованный в стекле в наказанье за свой грех.




--●--



<6> Сцена повернулась. Шереметьевский чердак.
Угол Мраморного Дворца. Мои окна.
Фонтанный Дом 1946. Две тени друг против друга за столом. Всё – в музыке. Клён в окне. Новогоднее вино. Горящие восковые свечи в высоких хрустальных подсвечниках. Клятва. Прощание. Он уходит – она падает на постель. Он возвращается, входит в зеркало и остаётся там навсегда. Её уводят. Ещё не написанная музыка А.Л. Декорации, костюмы Д.Бушена или Ю. Анненкова.

Сцена повернулась. 10 марта 1917 – похороны жертв революции на Марсовом Поле. Песни Е. и Ш. и уже завывает паровозная сирена 1941.




II КАРТИНА



<7>Лёгкий (белый в мушку) занавес. Неоконченный портрет Коломбины-Путаницы на мольберте. С него сходит О. в шубке, которую она сбрасывает на руки [негритёнку] одному из арапчат, которые вертятся вокруг. Х. берет с поднесённого подноса бокал с вином, чокается с О. и показывает ей на что-то вдали. Арапчата раздвигают занавес и… вокруг старый город Питер. Новогодняя почти андерсеновская мятель. Сквозь неё виденья: (можно из «Снежной Маски»).
Вереницы экипажей – кареты, сани…
Книжный Литейный – горбатые, бородатые букинисты и чудаки-книголюбы, ночная служба в церквах, «военный Петербург» (барабанный бой – солдатская песня – кусок парада – гвардия под ружьём на льду Невы. Крещенье). Вяземская Лавра – «дно». Коломбина с 5-ю другими Коломбинами пляшет «русскую» в Царскосельском дворце К.В. (la danse russe rêvee rar Debussy )*.
Танец с двойниками (все в масках) (М.б., в 1-ой картине).
Выстрел. Гаснет свет. Распахивается дверь (расширяясь и вырастая). В длинном чёрном платье и со свечой входит Коломбина и становится на колени у тела. Другая фигура в таком же платье и с такоё же свечой поднимается по лестнице. Звуки Шопена.

_________

* Русский танец в стиле Дебюсси (фр.).




--●--




[III(?)] II



<8> Пустая авансцена. На двух колоннах большой женский портрет. Героиня [Т] оживает и сходит с портрета – высокая фигура в чёрном домино идёт ей на встречу. Это автор, хор, совесть – вообще всё, что угодно.
Мейерхольдовы арапчата раздвигают второй, лёгкий занавес. [Сам Мейерхольд – Демон – руководит представлением] – показывают город Питер [Петрушку], трактир, тройку [тюрьму], [Вяземскую Лавру] – всё, что придётся. Потом прячут всё, делают сцену торжественной – автор превращается в хор. Превращенья Коломбины. Вс. Эм. Мейерхольд [продолжает тут же создавать из ничего - Нечто].
(Русская, Путаница, новобрачная и так далее). Она руководит придворной кадрилью. Сарафаны – кокошники (можно показать всех). Коломбина и (Демон) Блок – на островах. Всё мимолётно.
Коломбина и «Лишняя Тень» - (без лица и названья), (но конце концов очередной Арлекин-соблазнитель).
Появляется «дежурный Пьеро» - драгун. Коломбина его очаровывает – он смущён, борьба… [Она побеждает – во имя её он отрекается от всего – невесты-институтки, цыганки, канатной плясуньи, жизни…]
Соперник – «Лишняя Тень», ревность, борьба.
Дом Коломбины – всё как в тексте.




--●--



<9>…«Бродячая собака» - вечер Тамары Красавиной – она танцует в зеркале. Маскарад – топится большой камин. Оживает живопись на стенах. Вдруг все маски делаются «Лишними Тенями». (Переглядываются, хохочут). Драгуну зачем-то завязывают глаза, тушат свет. Срывают погоны. Он должен кого-то поймать. Автор поэмы (в луче лайм-лайта чёрное домино – красная маска) [подходит к нему], он ловит её по ошибке, и она даёт ему крестик. Он узнаёт её и… просыпается. Кордегардия. Это был сон. Драгун за то, что не отдал честь генералу, отправлен в караул, где задремал. За окном бьёт барабан. Учение. Драгуна отпускают, он опять бежит к Коломбине. Опять Петербург, но ночной, зверский. Нева. Окна тёмные. Кругом страшная последняя ночь. Он старается вызывать «милые тени»: мать, сестёр – вместо них погубленные им – невеста-институтка-монахиня и цыганка мёртвая. Смертный круг всё уже. Ищет крестик и замечает, что потерял его. Вынимает свои стихи – отрекается от них, бросает на мостовую, топчет. Потом жалеет, поднимает, прячет вместе с локоном на груди. [Её перчатка. Два Арлекина…]
Маг предлагает всем, чтобы узнать своё будущее, стучать в страшную дверь. Первый стучит Фауст – дверь открывается, выходит Мефистофель и уводит Фауста+ по лестнице вниз – страшная музыка. Вторым стучит Дон Жуан, выходит Командор, и они вместе проваливаются. Больше никто не хочет стучать. Только драгун осмеливается – дверь распахивается, там на пьедестале ожившая психея, которую он принимает за Коломбину, бросается к ней, дверь с грохотом захлопывается. Траурная музыка. Лишняя Тень стучит в дверь три раза. Психея опять мраморная, драгун лежит у её ног.

________

+Есть, Фауст, казнь!




--●--



Сон драгуна. Прошлое и будущее.



У КОЛОМБИНЫ



<10>Interieur О. [спальня]. Освещён уголок. На стенах портреты О., которые временами оживают, переглядываются, не выходя из рам. Веерка – маленькая камеристка. Одевает и обувает Коломбину. Зеркало. В зеркале отражается Лишняя Тень… Приносят записки, цветы. Столовая. Приезжает драгун. Интимный завтрак. Его ревность. Он отнимает письмо и розы. Её клятвы. Полное согласие. Pas de deux*. Зальце. Она отрезает свой «палевый локон» и дарит ему. ([М.б.] Встреча в Мальтийской Капелле.) Requiem [Моцарта].
Два Арлекина – он гонит обоих. Проём. Опять спальня. Венерин алтарь. Но драгун еже забыт. О., лёжа в кружевном чепчике и ночной рубашке, принимает гостей. Горят свечи в высоких стеклянных подсвечниках. «И в круглом зеркале постель отражена».

_________

* Здесь: танец вдвоём (фр.)




--●--



<11> Драгун у фонаря. Встречи. Мятель. Марсово Поле. Всё из моего балета «Снежная Маска.» Ср. «Маскарад».

[Как тяжкий камень давит мне на грудь.]

Бал призраков. Призрак военного парада – военная музыка. – Марши. Взлетает второй занавес.
В глубине сцены страшная лестница, освещённая газовой лампочкой. Драгун в николаевской шинели неподвижен.
С Маскарада возвращается Козлоногая, с ней неизвестный, м.б. Лишняя Тень (страшный).
Их прощанье. Поцелуй. Самоубийство драгуна – в музыке. [Его похороны, как в Посвящении]. Панихида, как в «Маскараде» Мейерхольда (свечи, вуали, ладанный дым).
…У подоконника – видение.



1958, 23 июля




--●--



III



<12> Евдокия Фёдоровна проклинает Санктпитербурх. (Хор за сценой).
Например:
Драгун у углового фонаря дома Адамани. <…> Прохожие: генерал, девка, трубочист. <…> два товарища. Горничная Путаницы приносит ему письмо. Полечка. Мятель. Марсово Поле. Последняя надежда: Помогите, ещё не поздно. Бал призраков и призрак военного парада – сквозь мятель. Павловцы. Матросы. Военный марш. Барабан. «Палевый локон». …(взлетает второй занавес).
В глубине сцены страшная лестница, освещённая газовыми лампами. Драгун в николаевской шинели неподвижен. Рука в белой перчатке держит розу.
Всё кончено – Козлоногая возвращается из маскарада, с ней Неизвестный, м.б. даже «Лишняя Тень» (страшный)… Их прощанье. Поцелуй. Самоубийство драгуна.
III занавес. Панихида, как в «Маскараде» Мейерхольда (свечи, пение вуали, ладанный дым+). [25 февраля 17 – на Невском Революция].
(Похороны – хвоя – Шопен). Могила. Вместо памятника Психея, с Бабочкиными крылышками [плачет] [и горящим светильником]. («В глине чистое пламя»). Вечная жизнь. † Миша Линдеберг – 24 декабря 1911.
Наконец и самый Маскарад I-го действия.

____________

+ Или в «Пиковой Даме» (не опере, разумеется).




--●--



<13> Драгун у фонаря. Встречи: Вера с злой запиской. Генерал, его бросили, две девки зовут [его] драгуна – он не идёт. Она мерещится ему в окне в разных видах. Наконец – как смерть. (Одно мгновенье!) [в окне] Психея. За тюлевой занавеской.
Шум времени. Мятель.
(Ольга в ложе смотрит кусочек моего балета «Снежная маска»). Лирическое отступление. Всё переплетается, как во сне. Драгун сочиняет стихи под фонарём. Марсово Поле. Бал призраков. Призраки военного парад (Военная музыка.) Марши. Проезд. Факелы. Опять генерал в николаевской шинели. Драгун, задумавшись, его не замечает. В глубине сцены взлетает второй занавес – страшная лестница, освещённая газом (синий свет). Зритель узнаёт в ней лестницу – видение 10-й картины. С маскарада возвращается [Козлоногая] О., с ней Неизвестный [м.б., Лишняя Тень] (развить) Сцена перед дверью. Драгун неподвижен в нише.
Их прощанье, которое не оставляет никаких сомнений. Поцелуй. О. входит к себе. Самоубийство драгуна… Выстрел. Гаснет свет. Панихида в музыке. Выходит О., становится на колени перед телом…
Дверь остаётся широко открытой, через неё видно всё, что случится и что мы знаем и за ним неизвестное




ГЯДУЩЕЕ

(ПСИХЕЯ)



(18 декабря 1959. Красная Конница)



Распахивается дверь (расширяясь и вырастая). В длинном чёрном платке выходит Коломбина (со свечкой) и становится на колени у тела. Другая фигура, в таком же платке и с такой же свечкой подымается по лестнице, чтобы так же стать у тела. Звуки Шопена.


24 декабря 1959




--●--



26 марта 1960




ИЗ БАЛЕТА «ТРИНАДЦАТЫЙ ГОД»



<14> Двор – колодезь дома Адамани. Вход в «Приход комедиантов». Туда входят все. Последний – хромой. Первый этаж – прачечная (футурная). Наверху окно Коломбины. Судьба, маскированная шарманщиком, вертит шарманку (Пой, ласточка, пой – сердце мое успокой). Слепцы идут «Христа славить». Нищие. Распутин. Пожарный и толстая кухарка. «Проститутка и развратник» по Блоку.
Драгун в костюме Пьеро выходит из «Привала». Двое дюжих Арлекинов стараются его вернуть. М.б., драка. Маленькая Вера приносит ему записку Коломбины.
Сцена повернулась.
Курносые павловцы маршируют мимо своих казарм. Барабаны.
Марсово Поле. Великолепный парад принимает царь. Всё идёт чудесно, и никто не замечает, как парад превращается в войну 1914 г.
Из сцены – «За заставой» Пляшет цыганка с бубном, водят мишку. Шарманка. Гудки паровика. С Невы непонятные звуки, в которых таилось будущее. Пред этим – один барабан. Заводские гудки. – Стемнело. Появляется месяц из песенки «Au clair la lune»*.
Драгун становится на одно колено и пишет ответ. Маленькая Вера держит свечку «Ma chandelle est morte»*. Силуэт Коломбины за тюлевой занавеской. Она поливает цветы. Мнимое благополучие.

_____________

* В лунном свете (фр.).

** «Мои свечи гаснут» (фр.).




--●--


ИЗ БАЛЕТА (Москва, май, 1960)

<15>I. Танцует с невестой [как] на институтском балу в Смольном (вальс), зал с коринфскими колоннами.
Потом проклинает её и гонит от себя – наверху по галерее она проходит уже монахиней. И её он гонит (великий постриг).
II. Цыганка. Пляшет смертный танец. На коленях перед ним. По верхней галерее её несут мёртвой. [Похожа на нашу Гитану.] Он ничего не замечает (как заворожённый).
Палевый локон и роза.
Синий огонь газовых фонарей. И беззвучная от ковра лестница. Большое зеркало. Он (драгун) прячется в нише. – Они (Коломбина и Лишняя Тень) идут по лестнице. Наверху у ниши любовная сцена. Во время поцелуя Коломбина видит драгуна [в нише] в зеркале. Вопль. В музыке что-то ужасное.
Дверь в квартиру Коломбины распахивается. Она вбегает к себе. Лишняя Тень [бежит] спускается вниз по лестнице, теряя маску, под которой нет лица.
Убегает одна николаевская шинель. Драгун выходит из ниши, вынимает револьвер. Хор за сценой. Из двери напротив опять выходят два призрака – две тени милые, две данные судьбой… (монахиня и цыганка). Выстрел. Гаснет свет. Драгун падает. Закутанная в чёрные кружева смертельно бедная с восковой свечой выходит Коломбина и становится на колени у тела драгуна. Кладёт на его грудь розу. Другая тень в таких же чёрных кружевах, с такой же свечой, отражаясь в зеркалах, подымается по лестнице. В руке не роза, а свиток – поэма.



Занавес




--●--




<ДОПОЛНЕНИЯ>



Лирическое отступление



<16> Суздаль. Успенский монастырь. Покои царицы Евдокии Фёдоровны Лопухиной. Странницы – тени казнённых. Ей гадают. Глебов – Любовь. Она перед домашним иконостасом проклинает Петербург: «Быть пусту месту сему».

27 декабря 1959. Красная конница




Линия «Лишней Тени»



<17> Появляется на [cсобрании] балу в I-ой картине. В белом домино и красной маске с фонарём и лопатой. У неё свита за кулисами, она свистом вызывает её и танцует с ней. Все разбегаются.
Во II-ой картине она заглядывает в окно комнаты Коломбины и отражается в зеркале, двоясь, троясь и т.д. Зеркало разбивается вдребезги, предвещая несчастье.
В III-ей картине выходит из кареты в бобровой шинели и в цилиндре, предлагает драгуну ехать с ним… Звёзды – ветки Михайловского сада.
Он качает головой и показывает палевый локон. Рукой в белой перчатке Лишняя Тень хочет отнять локон. Он хватает Тень за руку – перчатка остаётся у него в руке, руки не было. Он в ярости рвёт перчатку.



(И отнять у них не возможно

То, что хищно и осторожно

Они в руки свои берут)

.



Сайт управляется системой uCoz